Уметь бегло читать и, «конечно же, быть трезвым и честным» | Муниципальное казенное учреждение "Нижнетагильский городской исторический архив"

Муниципальное казенное учреждение
«Нижнетагильский городской исторический архив»



Уметь бегло читать и, «конечно же, быть трезвым и честным»

Прием присяги молодыми сотрудниками г. Нижний Тагил, 80-е годы. (НТГИА. Ф.645.Оп.1.Д.169)

Ежегодно 10 ноября сотрудники органов внутренних дел Российской Федерации отмечают свой профессиональный праздник. Торжественная дата приурочена к 10 ноября 1917 года: именно в тот день Народным комиссаром внутренних дел был подписан декрет «О рабочей милиции». Впервые праздник отметили в 1918 году.

В документах Нижнетагильского городского исторического архива имеется информация о формировании органов милиции в первые годы советской власти на территории Нижнетагильского округа, об особенностях приема на службу, обучении и воспитании новых кадров, зарождении профессиональных традиций в 20-е годы прошлого века.

Немало испытаний выпало на долю милиции в первые годы ее существования. Гражданская война на Урале в 1918-1919 годах, меняющееся административно-территориальное деление, тяжелая экономическая и политическая ситуация оказали огромное влияние на становление нового правоохранительного органа. Да и большинство людей, доведенных до отчаяния войной, не доверяли представителям новой власти.

В Нижнетагильском уездно-городском исполнительном комитете в 1918 году, наряду с другими, был образован отдел управления советской милицией. В течение нескольких лет название отдела неоднократно менялось, в структуре отсутствовала стабильность. В ноябре 1923 года произошла существенная реорганизация: Нижнетагильский уездно-городской исполнительный комитет был ликвидирован, уезд преобразован в округ. Функции милиции и уголовного розыска перешли к административному отделу исполнительного комитета Нижнетагильского окружного Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов.

Нижний Тагил был разбит на 11 участков, которые подчинялись городскому отделению милиции. Штатная численность сотрудников в 1923-1925 годы достигала 70 человек. Набором и утверждением новых кадров занимался начальник административного отдела. В июне 1923 года была введена всероссийская «Примерная программа для испытания лиц, поступающих на должности милиционеров». Помимо основных навыков письма и чтения кандидат должен был знать арабские и римские цифры, четыре правила арифметики, иметь общее понятие о метрической системе. В программу также входило 28 открытых вопросов об особенностях власти Советов и ее преимуществе перед «старыми» порядками.

Не многим кандидатам предложенные испытания были по плечу, а те, кто соответствовал всем требованиям, зачастую отказывались от поступления на службу с крохотным жалованьем. В связи с этим большую часть штата составляли добровольцы, гражданские люди без специальных навыков. Поименный список лиц, принятых в ряды Рабоче-крестьянской красной милиции и уголовного розыска, размещали в местной газете «Рабочий». Граждан, узнавших в представленном списке имя своего обидчика или человека с «темным прошлым», призывали незамедлительно обращаться в ближайшее отделение милиции для принятия неотложных мер.

В Нижнетагильском округе существовала острая нехватка обмундирования и исправного оружия. На приобретение форменной одежды для личного состава в 1926 году было выделено 1325 рублей. Данной суммы хватало лишь на замену пришедших в негодность сапог и брюк. Были полностью изношены рубашки, гимнастерки, фуражки, шинели и шапки.

В попытке исправить ситуацию начальник городского отдела милиции Нижнего Тагила 22 апреля 1926 года обратился в президиум городского Совета. В своем рапорте он отметил: «Удовлетворение личного состава положенным обмундированием даст возможность избежать в немалом проценте имеющуюся текучесть городской милиции, этим самым удержать квалифицированный состав». Для покупки необходимых вещей по его подсчетам требовалось еще 1419 рублей 60 копеек. Попытка не увенчалась успехом, в выделении денежных средств и предоставлении формы было отказано. К сожалению, обозначенные проблемы оставались актуальными на протяжении еще нескольких лет.

Значительная часть оружия, находившегося в распоряжении правоохранителей, была изъята у населения, часть — передана из Верхотурского уезда, точных данных о поступлении и общем количестве не имелось. Первая проверка наличия и учета всего вооружения Нижнетагильской окружной милиции проведена 27 сентября 1927 года. Комиссия установила, что из 150 трехлинейных винтовок только 18 можно использовать по назначению, а из имеющихся на весь округ 145 револьверов системы «наган» только 68 были исправны.

Служебная книжка милиционера. (НТГИА. Ф.211.Оп.2.Д.1816.Л.142)

Служебная книжка милиционера. (НТГИА. Ф.211.Оп.2.Д.1816.Л.142)

В ведении отчетности также возникало немало сложностей. Начальником Уральского областного административного отдела в 1923 году был разработан временный порядок делопроизводства для милиции и уголовного розыска. Необходимый минимум отчетности включал 40 различных книг и журналов, к каждому из которых прилагалась своя форма.

С 1 октября 1925 года вступило в действие положение «О службе рабоче-крестьянской милиции», в котором был подробно расписан порядок приема, увольнения и прохождения службы. Лица, желающие вступить в ряды сотрудников милиции, проходили проверку знаний в испытательных комиссиях для определения степени пригодности. Требования к кандидатам были следующие: возраст не менее 21 года, в исключительных случаях — 18 лет, удовлетворительное состояние здоровья, соответствие образования требованиям трудовой школы 1-й ступени (5-летний курс обучения для детей от 8 до 13 лет). В январе 1926 года всем начальникам районов милиции Нижнего Тагила запретили принимать в ряды милиции граждан без военной подготовки и не достигших 21 года. Прошедшие проверку были зачислены в резерв на срок не более 1 месяца, и в случае последующих назначений на вакантные должности повторно испытанию не подвергались. С новоявленного сотрудника брали подписку, которая состояла из 11 пунктов — обязанностей служителя закона. Срок действия данного документа ограничивался одним годом.

22 мая 1925 года на втором съезде начальников административных отделов и уголовного розыска Уральской области перед областным административным отделом была поставлена задача разработать учебный план и программу занятий для более эффективной профессиональной подготовки личного состава.

Уже в сентябре 1925 года при конном резерве Нижнетагильского административного отдела была организована окружная школа подготовки младшего командного состава. Требования к потенциальным курсантам были следующие: умение бегло читать, писать, излагать прочитанное в письменной форме и, конечно же, быть трезвым и честным. Занятия начались с 1 октября, на обучение курсанты допускались только в форменном обмундировании, каждый со своим одеялом и подушкой.

Школа была рассчитана на единовременное обучение 17 курсантов в течение трех месяцев. Принципы построения учебного плана базировались на теоретическом изучении уголовного, гражданского и административного права. Для закрепления полученных знаний проводились практические занятия.

Считалось, что по итогам обучения страна получала: «хорошо отшлифованного, всесторонне развитого и глубоко знающего милицейскую службу» работника.

Для подготовки младшего командного состава годом ранее начала свою работу Уральская областная школа, которая укомплектовывалась работниками милиции и уголовного розыска путем командирования таковых из округов. На весь период обучения, то есть в течение восьми месяцев, курсантов обеспечивали продовольствием, обмундированием, постельными принадлежностями. Семьи курсантов ежемесячно получали денежное пособие по месту жительства.

В преддверии девятой годовщины существования рабоче-крестьянской милиции, 2 ноября 1926 года, всем начальникам районных административных частей Тагильского округа поступило предложение привести к Красной присяге впервые весь милицейский состав. При этом начальник городской милиции Гораин в своем письме пояснил: «По своему содержанию присяга есть торжественное обещание, прилагаемое к личному делу каждого работника милиции». Традиция прижилась и укрепилась. На протяжении почти 100 лет каждый сотрудник, впервые поступивший на службу в органы внутренних дел, приводится к присяге в торжественной обстановке. Смысл произносимых слов остается неизменным.

Несмотря на указания начальника окружного административного отдела, занятий по практической стрельбе с милицейским составом не проводилось, причина — нехватка боеприпасов и денежных средств. Расход патронов контролировал начальник городской милиции, и за каждый промах подчиненных ожидало наказание. Так, в августе 1925 года, при попытке задержания воров, младший милиционер Серебряков произвел один неудачный выстрел, виновные скрылись. Поступок был расценен как «порча и расхищение государственного имущества и небрежное отношение к таковому». Наложено дисциплинарное взыскание сроком на пять суток. Затем последовало предупреждение начальника городской милиции: «впредь кем-либо будет произведено расходование патронов и порча оружия, буду наказывать вплоть до отдачи под суд».

В 1926 году в Нижнем Тагиле официально проживало около 38 тысяч человек, штат городской милиции состоял из 67 сотрудников. Обеспечить безопасность жизни, сохранность имущества населения милиционеры могли, лишь изменив негативное отношение к себе людей. В 20-е годы прошлого века многие на тот момент уже городские жители по-прежнему занимались сельским хозяйством. Работа милиции проводилась под лозунгом «Лицом к деревне», то есть была направлена на развитие доверительных отношений с населением. Начальники районов и участковые милиционеры проводили разъяснительные беседы с рабочими и крестьянами. На сельских и заводских собраниях сотрудники правоохранительных органов выступали с докладами, рассказывая о роли милиции в жизни общества, отчитывались о проделанной работе. Постепенно отношение людей к милиции менялось, цель была достигнута.

День советской милиции стали отмечать с 1962 года. По традиции в этот день по всей стране проходят официальные и торжественные мероприятия. После вступления в силу нового закона «О полиции» 1 марта 2011 года название праздника устарело, официально он стал называться «День сотрудника органов внутренних дел Российской Федерации». Но по привычке для многих 10 ноября так и остался Днем милиции.

Е.И.Гаврилова,
ведущий архивист Нижнетагильского городского исторического архива.
Газета «Тагильский рабочий» № 129, С.26, от 08.11.2018 г.

Метки: ,



Не комментируется.